На заре ДВФУ - TheШаттл

На заре ДВФУ


Люди
На заре ДВФУ

Все мы с вами знаем, как сейчас выглядит студенческая жизнь на острове: как действуют аппараты студенческого самоуправления, какие существуют студенческие организации, где находятся автобусные остановки (которых тогда не было), столовые и магазины. Но каким было студенчество в далёком 2012 году? Об этом мы спросили руководство университета и студентов того времени.

На заре ДВФУ

Сотрудники и студенты вспоминают,
как бытовал университет в начале 2010-х годов

The Шаттл / 6 ноября 2019

Все мы с вами знаем, как сейчас выглядит студенческая жизнь на острове: как действуют аппараты студенческого самоуправления, какие существуют студенческие организации, где находятся автобусные остановки (которых тогда не было), столовые и магазины. Но каким было студенчество в далёком 2012 году? Об этом мы спросили руководство университета и студентов того времени.

Как проходил переезд на кампус, с какими трудностями столкнулась администрация университета и каким тогда видели ДВФУ в будущем, нам рассказал Филиппов Игорь Сергеевич, директор Департамента внеучебной работы.

Как проходил переезд ДВФУ с материка на остров? Какие были трудности?

Во-первых, переезжали мы в две волны. В сентябре 2012 года в кампус было заселено 3000 первокурсников: проживали они только в южных корпусах. Первые сложности ожидали нас именно в то время, так как студентов нужно было возить в город и обратно, а в отношениях с транспортной компанией у нас были проблемы.

В то время как руководство находилось на материке, на острове проживало три тысячи студентов, с которыми нужно было как-то взаимодействовать. Это был один из сильнейших вызовов, потому что дети фактически жили на стройке. Хоть здесь и прошёл Саммит АТЭС и безопасность была на высшем уровне, всё равно их жизнь здесь подвергалась опасности, пока кампус не заработал в полную мощность.

Также мы озадачились тем, как обустроить массу пустых пространств: холлы, переходы, балконы и рекреационные зоны, которых много во всех корпусах. Во всех этих местах студенты искали уединения, место, где можно покурить. На балконах тоже всегда пытались покурить, вылезть за его пределы, не задумываясь о том, что это опасно.

Сложности были и с организацией досуга студентов: на то время у нас была одна мультимедийная система, за которую «дрались» все студенческие организации.

Как пришла идея ввести проект президентов кампуса? Почему его закрыли?

«Президент кампуса» был проектом нашего департамента. Мы, ещё будучи на материке, понимали, что новому кампусу нужен новый вид студенческого самоуправления.

Первый год жизни в кампусе показал, что такие понятия, как староста этажа, нам не подходят. Поэтому было принято решение о введении президентов кампуса с прямыми выборами, на которых студенты сами выбирают себе лидера. Хочется сказать, что все три раза выборы были абсолютно честными: ими было невозможно управлять, административно ни один кандидат не поддерживался.

А закрыли мы данный проект потому, что студентам в таком современном кампусе не нужен лидер, отвечающий за точки проживания. И, как оказалось, на тот момент сам университет не был готов к тому, чтобы прислушиваться к студентам и делать так, как они хотят.

Почему сейчас не проводятся соревнования между северными и южными корпусами?

Проведение соревнований было предложением первого президента, Владимира Жемера. Он разделил кампус на министерства: южное — «Фениксы» и северное — «Хаски». Идея о соревнованиях пришла к нему в конце «правления», его последователь не продолжил начатое им дело.

Хотелось бы сказать, что если у студента есть идеи и предложения по организации подобных, либо других интересных мероприятий, то я всегда готов к обсуждению. Готов выделить ресурсы для того, чтобы это реализовать, ведь я тоже хочу сделать наш университет пространством, в котором вы не просто учитесь, но и развиваетесь как личности.

Как появилось ОСС и другие студенческие организации?

ОСС — это наследие ДВГУ: на момент подписания приказа о создании ДВФУ считалось одним из самых сильных студенческих самоуправлений в Владивостоке. Именно Объединённый студенческий совет ДВГУ начал проводить семинары для руководителей органов студенческих самоуправлений не только внутри университета, но и за его пределами, например в ВГУЭС и ТГУ. За 2012 год мы сформировали все студенческие советы: некоторые были основаны с нуля, например, студенческий совет ШБМ.

Когда мы приезжали на стройку в ДВФУ, я боялся, что в территорию таких масштабов мы не сможем вдохнуть жизнь. А сейчас, по истечении пяти лет, я могу сказать, что жизнь здесь уникальная, самобытная, не сравнится ни с одним другим университетом нашей страны.

В какой студенческой организации ты состоял? Как она выглядит сейчас?

На первом курсе я состоял в нескольких организациях: Студенческий совет ВИ-ШРМИ, Студенческое научное общество ВИ-ШРМИ, Клуб дебатов, Профсоюз студентов.

Студенческие организации ДВФУ с течением времени либо становятся больше и сильнее, либо исчезают. Так было и с теми, в которых когда-то состоял я: за эти годы Студенческий совет ВИ-ШРМИ стал крупнее — в несколько раз выросло количество членов организации, сейчас у них новое помещение, раза в два больше, чем то, что было в 2014 году. И это я говорю не потому, что какое-то время руководил этой организацией, хотя в развитии организации есть, в том числе, и моя заслуга.

Клуб дебатов за эти годы также стал больше: ребята стали ездить на очень крутые всероссийские турниры и брать там призовые места. А вот Студенческое научное общество ВИ-ШРМИ и Профсоюз студентов сегодня уже не существуют.

Как выглядела жизнь на кампусе? Были ли какие-то особые правила или традиции, которых нет сейчас?

Жизнь на кампусе за эти годы не изменилась особо. Появилось больше магазинов, открылись новые столовые, кафешки, мусорки в парке, объекты, оставшиеся после ВЭФ. Да, на моем первом курсе не было ВЭФ. Была традиция начинать учебный год с 1 числа, сейчас её нет. А ещё не селили на Малый Аякс, но проблемы с заселением были уже тогда.

Сейчас, кстати, система заселения организована гораздо лучше, и с каждым годом этот процесс проходит всё более и более качественно. На своем первом курсе я несколько недель жил в 4й гостинице, потому что была страшная неразбериха с тем, сколько мест в кампусе занято, а сколько — свободно.

И стадион не был огорожен: был свободный проход, но, видимо, моё поколение не особо ценило стадион, поэтому теперь там забор. Потому что чего только студенты там не вытворяли на этом стадионе.

И охранники, конечно, охранники. Сейчас совсем не то, вот раньше было столько историй. Ты как будто всегда играл с ними в догонялки, пытался их обхитрить, пролезть ночью в чужой корпус, алкоголь протащить. Они старались тебя поймать, тоже шли на какие-то хитрости. Интересное было время. Сейчас не так, ну, или просто я стал старше. Но, по-моему, охрана сейчас другая. Раньше им тоже было интересно посостязаться с нами в хитрости. Сейчас студенты больше стараются договариваться с охранниками, а не обхитрить их. Но вообще это тема для отдельного рассказа.

Как появились мастера и президенты кампуса? Как проходили выборы?

Первого президента кампуса, им был Вова Жемер, выбрали ещё до того, как я поступил. И он действительно работал. Ну, пытался. Были Северное и Южное министерство (соответственно занимались северными и южными корпусами): со стороны моря на дороге возле А корпуса до сих пор остались их символы, Хаски и Феникс. Олды помнят.

А потом закончился срок Вовы — и начались выборы. Очень некрасивые и грязные выборы. Довольно быстро студенты утратили к ним интерес, либо испытывали отвращение. И да, последующие президенты делали что-то полезное, но по итогу ничего толкового не вышло. В силу многих причин, прежде всего – из-за сомнительной репутации, которую они получили из-за грязных выборов. Поэтому в этом году решено было проект «Президент кампуса» закрыть.

Мастера кампуса – это вторая крупная инициатива, направленная на развитие различных активностей в корпусах. Идея хорошая, но не получилось. Как я думаю, этот проект, как и инициатива Жемера с двумя министерствами, не сработали, потому что они пытались с нуля сделать крутую движуху сразу во всех корпусах, а это требует невероятного количества самых разных ресурсов, которых нет. У меня есть некоторые мысли по поводу решения этой проблемы, посмотрим, что выйдет из этого. А, в общем, да: жить раньше на кампусе было весело, круто, интересно, как, собственно, и сейчас. Хоть это «весело, круто, интересно» и стало совсем другим. Но нет, трава зеленее раньше не была.

Как выглядела жизнь в кампусе? Были ли какие-то особые правила, которых нет сейчас?

В то время всех первокурсников заселяли на кампус в южные корпуса, северные были на этапе строительства. Учились мы весь первый год в городе. На острове не было автобусных остановок, соответственно, и городских маршрутов, типа 15 — на учёбу нас возили автобусы, которые отходили от 9,10 и 11 корпусов по определенному расписанию. Они были предназначены только для студентов и ходили по маршрутам «Кампус — Фуникулёр» и «Кампус — Покровский парк» без промежуточных остановок.

В корпус можно было зайти только до 23:00: если ты уезжал ночью в город потусить, то должен был оставаться там до утра. Охранники у нас были не как сейчас, солидные в костюмах, а обычные сотрудники ГБР. Они постоянно ходили по этажам, могли стоять под дверями и слушать, чем ты там занимаешься. В любой момент могли открыть дверь своим ключом и пройти к тебе в комнату в своих грязных берцах.

У нас не было бытовых комнат, микроволновка была одна на корпус, холодильников в комнатах тоже не было, приходилось это всё покупать самим. Ещё у нас забирали пропуск, если пройдёшься по газону, но в следующем году это правило убрали.

Помечали окна, чтобы было видно с улицы, какое нужно починить

Были ли какие-нибудь традиции?

У нас было много так называемых традиций, например, когда в ноябре выпал первый снег, мы устроили снежную битву, 10 корпус против 11. Не помню кто выиграл, но было очень круто.

На седьмом, круглом этаже проводили всякие тематические вечеринки, собрания, устраивали флешмобы.

А посвящение в студенты и день первокурсника проходили у нас в городе: там были конкурсы, в которых можно было выиграть сертификаты. Я выиграла медленный танец с ректором (который не состоялся) и зачет по физре в весеннем семестре.

Состояла ли ты в какой-либо студенческой организации?

Я не состояла ни в какой студенческой организации, так как сборы проходили в городе, а мне всегда хотелось побыстрее уехать домой. Но зато я была старостой девятого этажа в 11 корпусе. Мы проходили школу актива, где нас обучали, как правильно быть старостой.

В мои обязанности входила передача студентам необходимой информации, так как в то время не было никаких групп в ВК или мессенджерах — сообщество «Кампусята» во «ВКонтакте» появилось немного позже.

Как появились президенты кампуса?

В 2013 году мне и другим студентам-политологам написали ребята из Департамента молодёжной политики, рассказали про президентов кампуса и предложили стать главой избирательной комиссии в своём корпусе.

Наша задача заключалась в том, чтобы ставить печать на бюллетенях, украшать избирательные пункты плакатами с кандидатами, ширмами и прочим и следить за порядком на самих выборах. По окончании голосования мы всё опечатали, подсчитали голоса, затем отнесли все бумаги в ДМП.

Автор: Вероника Притула
Редактор: Екатерина Аверьянова
Обложка: Алексей Губенко

theshuttle.ru logo https://theshuttle.ru/na-zare-dvfu/ 2019-11-06

Читайте также:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: