«Помогать людям» и «держаться стойко» — кто и откуда новый и.о ректора ДВФУ? - The Шаттл

«Помогать людям» и «держаться стойко» — кто и откуда новый и.о ректора ДВФУ?


Люди
«Помогать людям» и «держаться стойко» — кто и откуда новый и.о ректора ДВФУ?

Мы поговорили с Алексеем Кошелем в первые дни после того, как его назначили на новую должность. Публикуем это интервью сейчас, потому что студентам и сотрудникам ВУЗа важно знать и.о ректора «в лицо». Надеемся, наш материал вам в этом поможет.

«Помогать людям» и «держаться стойко» — кто и откуда новый и.о ректора ДВФУ?

Юрист, политолог, преподаватель, и.о ректора — хочешь познакомиться с этим человеком поближе?

The Шаттл / 7 сентября 2021

Мы поговорили с Алексеем Кошелем в первые дни после того, как его назначили на новую должность. Публикуем это интервью сейчас, потому что студентам и сотрудникам вуза важно знать и.о ректора «в лицо». Надеемся, наш материал вам в этом поможет. 

 

В начале июля в ДВФУ произошли важные изменения — ректор университета Никита Юрьевич Анисимов стал и.о. ректора (прим. На момент публикации Никита Юрьевич Анисимов занимает должность ректора) Высшей Школы Экономики в Москве , а вместо него и.о. ректора Дальневосточного Федерального Университета стал проректор по общим вопросам Алексей Сергеевич Кошель.

Для того, чтобы лучше понять, кто стал и.о. ректора, а также что ждет университет в дальнейшем, мы пообщались с Алексеем Сергеевичем — узнали о планах на ближайшие пять лет, как осуществлялось управление вузом в самом начале пандемии, почему нужно выбирать ДВФУ и об общественной и научной деятельности в контексте биографии и.о. 

Алексей Сергеевич Кошель, и.о ректора ДВФУ

Расскажите о своей биографии? На сайте ДВФУ в разделе «ректор» указано, что Вы много занимаетесь научной и общественной деятельностью. Почему Вы выбрали именно такой путь? 

Для меня всегда главной задачей было помогать людям. Я в свое время, когда заканчивал школу, в выпускном альбоме в графе «Кем я хочу стать» написал: «Помогать людям». Я поэтому и профессию себе выбрал основную — юридическую. Мне кажется, эта профессия наиболее способна помогать, именно помогать людям. Я поступил на юрфак, понял, что сделал правильный выбор, что эта профессия — наилучшая из того, что можно было выбрать, с учетом моей цели.

Основная логика всей моей юридической деятельности складывается из разных моментов: я и общественной деятельностью много в университете занимался, с первого курса я был помощником депутата Государственной думы, и это дело, которое я не бросаю. Для меня это интересно. Это реальное участие в законотворческой деятельности. От того, какие законы у нас есть и как они работают зависит, пожалуй, многое. Второе — уже после окончания университета — так сложилось — мне предложили задержаться в стенах университета и поработать. Я начал работать в должности помощника проректора, потом в должности главного юриста одного из факультетов — школы-интерната имени академика Холмогорова, основателя этой школы. Таких СУНЦев было создано 4, в Советском Союзе, вот сейчас уже внутри ДВФУ мы давно обсуждаем создание собственного СУНЦа и очень надеемся, что в рамках второй очереди инновационно-технологического центра у нас появится свой СУНЦ, своя школа-интернат для одаренных детей. Это очень классная идея, и я, как человек, который имеет непосредственное отношение, пусть и в юридическом плане, к СУНЦу МГУ, считаю, что это очень правильное и грамотное решение, которое в свое время еще принял Никита Юрьевич. Естественно, это решение будет развиваться и доводиться до конца.

Потом так сложилось, что я в университете после начала работы решил заняться и научно-педагогической деятельностью, начал обучение в аспирантуре. В аспирантуру я пошел не по своей юридической специальности, а по политологии. Этому тоже свое обоснование было: все то время, когда я был студентом, я занимался международными студенческими связями, возглавлял международный отдел в студенческом союзе и сам студенческий союз, международную организацию под патронатом Садовничего, которая занималась международными образовательными связями ведущих университетов стран СНГ и других стран. Мне хотелось понять: с точки зрения политологии — как это помогает нашей стране и обществу, какие есть меры, которые применяют другие страны на постсоветском пространстве, что мешает нашей взаимной интеграции. Я искренне считаю, и абсолютно это не скрываю, что, на самом деле, все бывшие страны-члены Советского Союза большие друзья, и наши судьбы настолько тесно и плотно переплетены, что любые клинья, которые между нами вбивают страны, которые еще не так давно радовались распаду Советского Союза, а сейчас вводят незаконные санкции против нас… До чего дошло — все это началось с обычной программы обучения. Просто в разных странах вводили программы бесплатного обучения для студентов. Действительно, после распада СССР не хватало финансирования, не так могли помогать нашим ребятам — выделяли самых умных, талантливых, активных, брали их в лучшие вузы американского континента и европейских стран, да и в азиатские страны. Что им рассказывают? Им рассказывают, что Россия — это монстр, что у них все хорошо — создали идеологию. Что происходит дальше? Ребята возвращаются на родину и рассказывают своим друзьям то, что услышали там. В конечном итоге все это в странах постсоветского пространства приводит к оранжевым революциям. Это— первый удар. Второй удар — экономические незаконные санкции. Все это я и хотел изучить. Конечно, международное образовательное сотрудничество — тоже элемент мягкой силы, мне хотелось понять — где мы недорабатываем, как можно помочь, вычленить все элементы мягкой силы иностранных государств и подумать, как мы можем этому противодействовать. На момент, когда я писал диссертацию, с 2012 по 2015 год была такая аналитика по Молдове. Молдова — страна с населением 4 миллиона, многие граждане работают в России, ряд граждан Молдовы имеют второе гражданство в Румынии, а Румыния, в свою очередь, как страна, входящая в Евросоюз, проводит руманизацию Молдовы. Это имеет очень негативное влияние. В качестве элемента мягкой силы активно используется образование. Румыния выделяет 5 тысяч бесплатных мест для молдавских абитуриентов — это практически 80% потребности в высшем образовании Молдовы. Россия на тот период выделяла всего 5 тысяч мест для абитуриентов со всего СНГ. Конечно, перекрыть места от Румынии было невозможно. В итоге мы получили ситуацию, когда в конституционном суде Республики Молдова половина судей имеют румынское гражданство. Какие они там интересы исповедуют? Понятно. Поэтому, диссертация моя была посвящена гуманитарной политике России на Евразийском пространстве. Я защитил ее в МГУ, и после этого темпы сбавлять не стал и начал работать в области научно-образовательной деятельности. Более того, к моменту выпуска из университета у меня уже был написан и принят модельный закон СНГ «О государственной молодежной политике», я был руководителем авторской группы, она была межгосударственная, я сам ездил представлял его в межпарламентскую ассамблею в Таврический Дворец, и там приняли закон. Впоследствии это я описывал в своей кандидатской диссертации. Я не люблю незавершенных дел, поэтому степень кандидата наук для меня какой-то незавершенный пласт, и после этого я вернулся в юриспруденцию и начал готовиться к написанию докторской диссертации по юридическим наукам и параллельно преподавать и политологию, и конституционное, образовательное право. Сейчас мной подготовлена докторская диссертация на юридическом факультете санкт-петербургского университета, планирую скоро выходить на защиту. На самом деле, я очень мало сплю и мало ем, считаю, что нужно успеть многое сделать. Активность и результативность имеют для меня большое значение.

Когда мне предложили стать одним из учредителей общероссийского народного фронта — я согласился. Тогда мне поручили координацию одного из направлений деятельности на уровне региона — проекта «Честные закупки». В рамках этого проекта за 3 года мы предотвратили сомнительные закупки на 8 миллиардов. В конечном итоге это меня привело в ДВФУ, в 2016 году я был приглашен сюда в качестве проректора, курирующего, в том числе, и правовую работу, и закупочную деятельность. Мы серьезно доработали вопросы, связанные с закупками, претензионной и судебной работой. Это, вроде бы, незаметная для людей работа, но в итоге мы сократили неэффективные расходы, задолженность перед университетом. Люди у нас умные и квалифицированные, но иногда работникам нужны стимулы, направления, и, самое главное, не мешать. Это ключевые задачи, которые я ставлю перед собой: не мешать там, где это получается, помогать там, где это получается, направлять там, где чуть-чуть не получается. Такими мягкими мерами стимулирования, как раз изучая мягкую силу, я применяю ее не только в вопросах, связанных с международным сотрудничеством, но и в работе с людьми. Помогаешь людям — люди смотрят на тебя с уважением, замечают самоотдачу и работают с лучшими результатами. В ДВФУ мы сэкономили более 3 миллиардов: где-то вернули денежные средства, где-то заработали — при нормальном качестве претензионной работы можно зарабатывать. Когда предприниматели, оказывающие услуги для университета, делают это некачественно, к ним можно применять штрафы. Если этим активно пользоваться, то можно получить дополнительную выгоду. Каждый раз это небольшие деньги, но в итоге хороший суммарный результат. Это не является самоцелью, это является мерой стимулирования и ответственности. Когда ты заходишь в крупную корпорацию как ДВФУ, которая объединяет тысячи людей, нужно понимать, что ты несешь колоссальную ответственность перед этими людьми. Поэтому, может быть сейчас нет большой необходимости вести существенные претензионные работы, потому что те, кто начинает работать с ДВФУ, понимают, что здесь сильная юридическая служба и подходить к выполнению задач нужно с ответственностью. Другой важный момент — высвободившиеся деньги нам удалось направить на повышение заработной платы наших научно-педагогических работников. Что это значит? Преподавателю не нужно думать о том, как прокормить свою семью, и он со всей душой и самоотдачей занимается своим любимым делом — преподаванием. Мы получаем качественный продукт. Конечно, никто не забывает и о наших студентах. Различными мерами стимулирования за последние 5 лет мы подняли уровень наших обучающихся, ввели программу honor’ства, каждый год у нас растет средний балл ЕГЭ —сюда приходят очень умные и талантливые ребята, которые получают здесь знания, и эти будущие качественные выпускники сами стимулируют наших преподавателей, а те с большим удовольствием работают с теми, у кого глаза горят. Если помогать и тем и тем, то, вроде как, и университет развивается сам. Это саморегулируемый организм. Нужно только направлять его. Направлять, помогать, и где-то не мешать.

Почему вы не выбрали путь политика? Наверняка у Вас были возможности 

Возможности были, но в самом начале я сказал, что не люблю незавершенных дел. Так сложилось, что если я начал чем-то заниматься, то запланированные на старте дела я обязательно должен довести до конца. Все это имеет и обратную сторону — если ты доводишь дело до конца в одном месте, то у тебя закрывается окно возможности в другом месте. В другой момент окно возможности открывается в абсолютно другой временной промежуток. Не мы выбираем ситуацию, а ситуация выбирает нас. Как мне в свое время один из моих наставников сказал очень давно — есть две вещи, природа и случай. Личные возможности — это природа. Она у каждого человека своя, каждый из нас к чему-то предрасположен, у каждого из нас есть какие-то возможности. Так сложилось, что у меня получилось и там, и в общественной, и в научной сфере получается. Я не вижу здесь противоречий, единственный недостаток часов в сутках, хотя, с другой стороны, это компенсируется чуть меньшим временем сна. 

Вы приехали во Владивосток в 2016 году. Чувствуете ли Вы себя дальневосточником? 

Да. Вы знаете, кажется, даже год прожив на Дальнем Востоке ты становишься дальневосточником. Кто такие дальневосточники? Это не люди, которые родились здесь. Это люди, которые любят эту землю. Те, кто живет здесь и абсолютно этого не стесняется. Поэтому через год я начал чувствовать себя дальневосточником. А это — особый менталитет. Спустя год с начала работы в университете, я приходил в министерство и говорил: «Ну мы же дальневосточники!», то есть у нас должны быть дополнительные гарантии. Мы первые рассвет здесь встречаем, у нас день начинается!

Особенно сложно было в прошлом году, в начале пандемии. Так сложилось, что я временно исполнял обязанности ректора. Никита Юрьевич уехал в командировку, и в тот же момент пришел запрет на командировки для руководителей организаций — он не мог вернуться. Это был приказ министра. В итоге на этой позиции я находился полтора месяца. Приходилось включать все свои знания и умения, которым меня учили и на юрфаке, и старшие товарищи. Нужно было не просто принять верное решение: закрыть кампус, установить режим работы и учебы, распределить, где что и как, не допустить паники из-за нехватки информации. Сейчас мы знаем, что такое коронавирус, что это навсегда, тяжелая и опасная болезнь, но и от нее есть спасение — вакцинация. Я сам недавно сделал вакцину, и считаю, что это дело ответственности каждого. Я против обязательной вакцинации, но считаю, что вакцинироваться нужно обязательно. Тем более наша страна передовик в области разработки вакцин, у нас очень качественная медицина еще, наверное, с царских времен. Первые нобелевские лауреаты в области физиологии — наши, российские ученые. Советские и современные ученые — их наследники. Качество наших разработок не только соответствуют мировому уровню, а где-то даже превосходят этот уровень.

Возвращаясь к прошлому году, для меня очень важно было предпринять набор таких мер, которые будут понятны людям. Поэтому мы эти меры разработали, описали их доступным образом. Конечно, были и непопулярные меры, которые приходилось принимать, и я осознаю степень своей ответственности, но гораздо лучше стимулировать ребят, чтобы они находились в своей комнате, а не болтались по городу, в целях сохранения их собственного здоровья, нежели допускать какую-то расхлябанность. Это грозило большими последствиями. В условиях неопределенности было лучше обезопасить себя. Как у нас в народе говорят, береженного бог бережет. 

Какое место в Вашей жизни занимает Вологда и Вологодская область? 

Вологда — моя малая родина. Она у меня в сердце, в душе. Вологда — это региональный центр, как и Владивосток. Правда, в два или может в три раза меньше. Очевидно, дневное население Владивостока выше, чем списочное в 600 тысяч. В Вологде население 300 тысяч, и там, конечно, нет никакой дневной миграции. Это красивый северный город. Я с большой теплотой вспоминаю свое детство, проведенное в нем. У меня корни на половину из Вологды, на половину из Беларуси. Отец с мамой познакомились во время строительства пятой домны — это крупнейшая в Европе домна на предприятии «Северсталь» в городе Череповце, раньше называлось оно «Череповецкий металлургический комбинат». Отец там проходил службу, а мама, после окончания политехнического института, работала там инженером-строителем. Фактически, даже зачат я был в этом городе, а родился на родине мамы в Вологде. С теплотой вспоминаю и Вологду, много раз бывал и на малой родине отца.

Вообще, в этом плане я себя считаю человеком с большим количеством Родин. У меня есть большая Родина — Россия, я искренне считаю, что и Беларусь, и Украина — у меня есть немного и Украинских корней — это один народ, одно государство. Об этом я говорил всегда, и говорил гораздо раньше, чем это стало общим трендом, когда об это начал говорить наш президент. Конечно, среди студенческого сообщества в рамках международного общества говорил — с иронией воспринималось, в известном смысле — имперские амбиции России и все такое. Но я считаю искренне — какие у нас различия? Вот я себя идентифицирую как русского, хотя у меня есть и те и другие корни. Я на полном серьезе понимаю, что у меня есть корни и из Беларуси, и из Украины, корни из самого, наверное, православного региона России — Вологды. Там до сих пор самое большое количество монастырей и так сложилось, что туда очень много святых уходило в средние века, и эти святые прославили Вологодскую землю. Самый большой, как правильно это называется, собор святых, именно просиявших. В таком духовном центре воспитавшись, я все равно в полном объеме идентифицирую себя русским, понимая, что и белорусы, и украинцы имеют свою государственность — без сомнения, но национальная основа у них наша — русская.

Поэтому для меня всегда важно подчеркивать, что межличностный вопрос имеет колоссальное значение. У нас очень сильно перемешаны между собой в личном качестве связи. И эти связи нужно поддерживать и приумножать. Если там не готовы, в силу политики и мягкой или жесткой силы со стороны иностранных и, в том числе, недружественных для нашей страны государств, мы-то должны поддерживать другую линию и показывать, что мы дружим, мы их любим, мы их ценим.

Поэтому у меня Родин много. И каждая из них для меня ценна. Теперь Родиной для меня является и Владивосток, и Дальний Восток. Я тоже себя отождествляю с этой землей и искренне ее полюбил. Она теперь навсегда останется в моем сердце. 

О чем в первую очередь Вы подумали, когда осознали свое назначение и.о. ректора в этот раз? 

На самом деле, в прошлый раз было проще, потому что в прошлый раз всегда была возможность посоветоваться с Никитой Юрьевичем, принять решение, которое будет соответствовать его политике и общей политике университета. Понятно, что у меня есть задачи, которые я понимаю, но ответственность за университет — это ответственность за людей, за те начинания, процессы и идеи, которые реализует ДВФУ, ведь за последние годы он существенно вырос и в международных рейтингах. Это очень важно — не только сохранить, но и приумножить эти начинания. Ведь что поменялось? Люди не поменялись, люди те же, а расти мы стали. Мы их правильным образом простимулировали, помогли им, поддержали, в том числе финансово, и они дали результат, и будут давать его дальше, потому что это идет уже по накатанной. Наше отношение к ребятам, и Никитой Юрьевичем, и мной — мы воспитаны в одной среде, оба выпускники Московского Государственного Университета имени Ломоносова, и там очень высокая академическая среда, большое уважение к студенту, большое уважение к преподавателю. Мы всегда первого сентября и 25 января на ряду с гимнов университета всегда включали Гаудеамус, многие из нас учили латынь, я ее изучал на первом курсе и хорошо помню содержание студенческого гимна. Вот это « Vivat Academia! Vivant professores!», все нацелено на то, что это единая корпорация. И даже те ребята, которые приходят сюда, временно поучится — временно относительно того, что преподаватели работают здесь достаточно долго — все равно они являются частью этого сообщества и глобальной корпорации. Мы сейчас из-за этого усилили работу с выпускниками университета, как раз вот в этом году переструктурировали пласт работы с выпускниками, и считаем, что выпускники — это наша большая ценность. Мы очень надеемся, что ребята, кто и сейчас будет оканчивать университет, будут с теплотой в сердце вспоминать годы, проведенные здесь. Потому что годы, проведенные в университете — это, наверное, самые лучшие годы, которые стоит вспоминать. Нам кажется, когда мы учимся, что побыстрей бы это закончилось — учеба, лекции, экзамены. Потом, когда ты окунаешься уже в жизнь, у тебя нет права на ошибку. Жизнь предоставляет второй шанс, но и ответственности больше. Здесь ты можешь пересдать, попробовать еще раз, попросить консультацию. А там такого нет. Именно поэтому это лучшие годы. 

Испытываете ли Вы большую ответственность в связи с назначением на должность во время подготовки к ВЭФ?  

Большую ответственность я испытываю за учебное направление, так как Восточным Экономическим Форумом я, в известном смысле, тоже занимался, потому что на предыдущей должности в сферу моей ответственности входил и конгрессно-выставочный центр, и гостиничный комплекс отчасти. Многие вещи для меня знакомы и понятны, здесь работают квалифицированные люди и переживаний у меня по поводу того, что они все качественно и хорошо сделают, нет. Есть, конечно, ограничения определенные в силу пандемии, и мы будем по ним работать, чтобы минимизировать риски для университета, негативные последствия, связанные с постановлениями санитарных властей. Тем не менее там подготовка идет, и идет она нормальными темпами. Мы очень надеемся, что форум пройдет несмотря на то, что уже началась третья волна и мы уже понимаем целый набор сложностей, с которыми мы столкнемся. Нам будет непросто, но мы справимся. А вот учебная работа является приоритетной для ректора — и приемная кампания, и начало учебного года должны пройти хорошо, без сучка без задоринки.

У нас же как всегда учебный год сдвинут, собственно, благодаря или в связи с Восточным Форумом, но ведь это только с одной стороны плохо. Да, мы начинаем и заканчиваем учебу не вместе с остальными, но у ребят есть возможность отдохнуть в самый прекрасный период времени — начало сентября, две недели, когда можно вовсю почувствовать лето, тем более на Дальнем Востоке, где оно сдвинуто. Мне кажется, что здесь есть свои плюсы, и этими плюсами нужно воспользоваться. Это основная ответственность — учеба, наука. Все остальное будет. Хорошие специалисты у нас есть. Главное, дай бог, чтобы усилия, которые мы сейчас тратим, пошли во благо и форум состоялся. Потому что с одной стороны мы, может быть, немного выдохнули, в силу того что не нужно лишних усилий тратить, кото-то переселять. Есть же ряд вещей довольно сложных в своем исполнении. Но есть же и много преимуществ для этого — мы очень серьезно представляем, что на нас лежит колоссальная ответственность и большая честь принимать лидера нашего государства, иностранных лидеров. Какой университет в стране с такой частотой принимает президента? Да никакой. Даже университеты первой пятерки не имеют такой чести. А в 2019 году мы его даже дважды принимали здесь — будем считать, что второй раз он приезжал в счет будущего года, в который из-за определенных причин не получилось. Но, тем не менее — в следующем году у нас здесь состоится и тигриный саммит, и восточный форум — два колоссальных события. И эти события нам на пользу большую идут — ребята участвуют в качестве волонтеров, они имеют возможность свои навыки языкового общения развивать, да и вообще я сам начинал с того, что в студенческом совете стульчики расставлял, помогал на различных мероприятиях, Деда Мороза за ручку водил, который приезжал студентов поздравлять из Великого Устюга. Правда, там был нюанс что я помогал его привезти, имея определенные связи с Вологдой, но начинал я именно с этого и считаю, что это хорошая и интересная работа. Не бывает маленькой работы — всякая работа важна. На любом этапе и в любом деле. Главное, чтобы эта работа выполнялась ответственно, качественно и с толком. 

Что Вы можете сказать абитуриентам, которые принимают решение — подавать или не подавать документы в ДВФУ?  

Ребята, не нужно раздумывать. Есть такое выражение: «там, где родился, там и пригодился». Конечно, нет ничего плохого в академической мобильности и ЕГЭ дает возможность лучшим из лучших получать образование в лучших местах нашей страны, но ДВФУ за последние годы настолько поднялся в своей академической репутации, имеет большие возможности — мы же все таки вошли в топ-500 и закрепились в нем, и попали в глобальный рейтинг университетов, не так много вузов в стране имеют такие позиции. Более того, в национальных рейтингах мы стабильно входим в двадцатку лучших вузов нашей страны. Это значит, что нас ценят работодатели — они в основном в национальных рейтингах оценивают, они оценивают и наших студентов, и наше качество образования. Зачем тогда ехать в другое место, если все тоже самое можно получить здесь? Наверное, если бы у меня в Вологде был бы такой университет, я бы не раздумывал и подавал бы документы именно туда.

Конечно, сложность приемной кампании в этом году заключается в том, что зачисление идет в одну волну. В какой-то момент абитуриент должен будет определиться, куда подать согласие на зачисление. Ни для кого не секрет, что в ведущих московских или петербургских университетах, куда обычно ребята с высокими баллами подают документы, конкурс бывает 305 баллов, одному богу известно когда ребята спят еще в школьном возрасте, чтобы получить такие баллы для среднего балла. Но эта ситуация — данность. Сегодня 290 баллов может быть недостаточно для гарантии поступления в МГУ или СПБГУ, ВШЭ, МГИМО. А здесь — все рядом и все качественно. Не секрет, что наш Восточный институт является лучшим в нашей стране, медицинский кластер так же традиционно входит в 300 лучших университетов по всему миру. Это очень крутые показатели. То же самое по физике, по математике, по информационным технологиям. В этом году меня очень радует, что мы делаем уже второй набор в школу педагогики именно на Русском острове. Это осознанное решение. Для преподавателей и студентов важно иметь приобщенность к единому целому. Нельзя одной школе существовать на отдалении, это тяжело. И мы уже видим результат — в этом году сюда на остров ребята подают документы с большей охотой и с большими баллами, тем более что многие наши преподаватели Школы Педагогики прошли свои программы переподготовки и повышения квалификации в ведущих вузах нашей страны и, более того, они все диссертации защищали в МГУ, в свое время в ЛГУ, в педагогическом университете имени Герцена в Москве, т.е. они имеют хорошую базу, они являются частью той культуры. Обучаясь у них, вы получаете ровно те же знания и ровно то же качество, которое Вы получите в МГУ, СПБГУ, университете им. Герцена. Поэтому нужно выбирать наш университет, у нас очень хорошие и сильные преподаватели.

Для физиков и для математиков особенно важно, что скоро у нас появится синхротрон. Это супервычислитель, который совместно с курчатовским институтом проектируется нами на Русском острове, и уже в 2024 году, надеемся, мы завершим первый этап строительства этого Центра Синхротронных Исследований, а это наука уже мирового уровня. Более того, гуманитарные исследования у нас на высоком уровне. Наш ученый, доцент Школы искусств и гуманитарных наук, департамента истории и археологии Алексей Николаевич Попов недавно опубликовал свою статью в журнале best of the best — Nature. Одна публикация в этом журнале говорит о том, что исследование этого ученого не просто признано на мировом уровне, а оно превосходит среднемировой уровень. И это не единственная публикация нашего ученого в этом журнале. Я просто подчеркиваю, что даже по гуманитарным наукам наши ученые очень сильны и обучаться у них — значит обучатся у ученых мирового уровня. 

Не могу не спросить, раз Вы сами упомянули — как Вы можете прокомментировать негативные высказывания о переносе Школы Педагогики на о. Русский? Были разговоры, что преподаватели теряли работу, т.к. не могли переехать в другой город. 

На самом деле, никакой потери работы для людей не предполагается. Вместо одного центра подготовки педагогов для Приморского края у нас появится два. Приморье очень нуждается в учителях, и это без сомнения высокая потребность — те ребята, которые учились в школах Приморского края, хорошо это понимают. Не может учитель физкультуры преподавать физику, и наоборот. Не может учитель истории преподавать математику. А у нас недостаток физиков, математиков, географов. Соответственно, нам нужно активно расширять перечень направлений и количество людей, которых мы готовим в области педагогики. Поэтому, все, кто хотели переехать — все дали свое согласие. Мы предоставили им комфортное жилье, это двухкомнатные квартиры на кампусе с кухней, гостиной, двумя спальнями, потому что кто-то приезжает с детьми. Эти условия мы создали заранее. Тем, кто приезжает прочитать лекции на неделю и на выходные уезжает к себе мы предоставили гостиницы. Те, кто хочет продолжить свою работу в Уссурийске, будут продолжать работу в Уссурийске. Сейчас и ВГУЭС движется в сторону классического университета, становится вторым центром образования, опорным университетом для региона. Он расширил перечень направлений подготовки своего филиала, что мы полностью поддерживаем, и планируем высвободившиеся площади как раз передать этому университету. Надеюсь, министерство это поддержит, потому что соответствующая лицензия уже получена. Те, кто хочет продолжить учиться там — продолжат учиться там. В след за преподавателями, как правило, хотят остаться и студенты. Те, кто сейчас поступают, будут учиться на острове. Руководство региона поддерживает эту инициативу, чтобы и ВГУЭС получил контрольные цифры приема по педагогике, мы надеемся, что со следующего года они тоже будут принимать в свой филиал в Уссурийске. Там сохранится центр педагогического образования. По-моему, от этой ситуации только выиграли. 

Представьте ДВФУ через 5 лет — каким он будет?  

Через 5 лет университет, я надеюсь, войдет как минимум в топ 300 лучших университетов мира глобального рейтинга. Это непростая задача, потому что на ряду с нами растут и другие российские университеты, университеты стран АТР. Если представить, что все вузы остановились в развитии, а мы продолжаем, то, может, через 5 лет мы бы смогли и в топ-100 войти. Это не происходит одномоментно. Университет, как я говорил много раз, это корпорация, это люди. Поддержка людей, студентов, набор качественных абитуриентов поможет в этом. Мы в этом году очень активно работаем в рамках консорциума «Дальний Восток», заключили соглашение со всеми губернаторами — многие готовы направлять к нам обучающихся на целевое обучение для регионов Дальнего Востока, активнее всех, конечно, Приморье, это очевидно и понятно, но другие регионы тоже нуждаются в кадрах и направляют своих ребят по целевому обучению. Этим им гарантируется особое место в процедуре набора, но есть и свои обязательства — после учебы нужно отработать на территории — уже не уедешь и не останешься здесь. Это хорошая мера стимулирования, которая однозначно будет работать, и мы будем ее только развивать и поддерживать.

У нас развиваются и научные связи и с ДВО РАН, с ведущими университетами— МГУ, МГИМО, ВШЭ, мы готовим еще одну программу по юриспруденции с МГИМО и Китайским Университетом в Гонконге — это будет уже международная образовательная программа. Мы будем развивать деятельность наших представительств в АТР, и, конечно, для нас имеет значение развитие научной базы — она у нас сильная, но будет еще сильнее — после строительства Центра синхротронных исследований. В этот момент мы сможем получить те исследования, которые, совсем недавно, мы не имели возможность провести. Как раз через 5 лет появится синхротрон, и уже будут первые результаты, которые совершенно точно дадут нам возможность резко рвануть и в научной активности, и в рейтингах тоже, а все это в конечном итоге приведет к тому, что будет импульс в область образования, студентов и выпускников. Работодатель будет получать высококлассного специалиста. У нас есть направления подготовки, по которым мы готовим специалистов, которые еще только будут востребованы в регионе — та же «Цифровая верфь» в Большом Камне. В принципе, общий тренд за предыдущие пять лет мы закрепили, сейчас важно его поддерживать и находить новые точки роста. Будем концентрироваться на людях, науке, совершенствовать инфраструктуру. Здесь будет создана, своего рода, силиконовая долина — многие корпорации дали согласие на то, чтобы стать резидентами здесь — сюда приедут ученые из центральных регионов, которые будут работать с местными коллегами, привлекать студентов для своих разработок. В свою очередь, это будущие места работы для наших студентов. 

Что Вы можете сказать или пожелать студентам, абитуриентам, выпускникам ДВФУ? 

С детства я коллекционирую автографы известных людей. У меня была возможность взять автограф у Александра Исаевича Солженицына — он мне написал пожелание, которое я хочу ретранслировать в адрес наших студентов: «Учись и держись стойко». 

У университета интересное будущее — нас, как студентов, ждет появление новых площадок для реализации своих научных идей. Судить о том, что из задуманного получилось реализовать, а что нет, мы сможем еще не скоро. Пока что наблюдаем за новой главой жизни университета, учимся и развиваемся вместе с ним, ведь студенческие годы – лучшие годы нашей жизни. 

Автор: Эльмира Багнюк
Редактор: Виктория Ефимова
Иллюстрация: Ксения Гладкова 


Читайте также:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: