Настоящее Горное дело - TheШаттл

Настоящее Горное дело


Тренды
Настоящее Горное дело

Кафедра горного дела — наверное, одна из самых спорных в ДВФУ. Судить о ней объективно, опираясь только на отзывы в интернете — мягко говоря, трудновато. В лучшем случае заинтересовавшийся закроет страницу и пойдёт искать дальше; в худшем — поверит на слово, и для него это направление просто «умрёт». А что, если этот читатель — абитуриент, и он на самом деле мечтал учиться именно там, но теперь-то всё — мечты разрушены и история закончилась, не успев начаться.

Настоящее Горное дело

Умный в гору не пойдет – умный ее разработает

The Шаттл / 23 октября 2019

Кафедра горного дела — наверное, одна из самых спорных в ДВФУ. Судить о ней объективно, опираясь только на отзывы в интернете — мягко говоря, трудновато. В лучшем случае заинтересовавшийся закроет страницу и пойдёт искать дальше; в худшем — поверит на слово, и для него это направление просто «умрёт». А что, если этот читатель — абитуриент, и он на самом деле мечтал учиться именно там, но теперь-то всё — мечты разрушены и история закончилась, не успев начаться.

Чтобы это предотвратить, мы поговорили с выпускником «Горного дела» 2019 года Никитой Свинцовым об обучении, возможностях и дальнейших перспективах. Не знаем как вы, но мы, пока слушали — сами заинтересовались.

Никита Свинцов

Почему именно это направление?

Я познакомился с горным делом ещё когда планировал поступать, в школе. Выбирал между нефтегазовым делом, горным делом и промышленной безопасностью. В горном деле мне понравилась специальность «Маркшейдерское дело». Основное его преимущество широкая сфера применения: можно работать геодезистом в городе, а можно на производстве — маркшейдером. Всегда есть, чем заняться.

Как проходило обучение?

Как у всех: были пары, была практическая часть — работали с приборами. Больше запомнилась, конечно, практика на производстве. Она закрывает большую часть вопросов студентов: какие нужны навыки, как происходит организация работы и так далее.

Первая практика была на Сахалине, в компании «МИДО». Они занимаются освидетельствованием гидротехнических сооружений, и там уже я и познакомился с приборами «ГЛОНАСС», «GPS». Мы делали съёмку, потом обрабатывали. И тогда уже было понятно, что из себя представляет моя будущая профессия.

После была практика на Сахалинском угольном разрезе. Там я попробовал себя в роли маркшейдера, причём, очень продуктивно. У них было обучение управления беспилотным летательным аппаратом: с помощью дрона мы делали съёмку. До этого ее производили тахеометрами (прибор для измерения расстояний и углов): 4 человека тратили на это 4 дня, а мы, используя дрон, делали ту же работу вдвоём за 2 дня и уже с обработкой. То есть, это и эффективней, и быстрей.

Были ли мысли, что это не то, чем вы хотите заниматься? Думали об отчислении или переводе?

У моих сокурсников было много подобных мыслей, но у меня такого не было.

Можно ли сказать, что горное дело — это перспективное направление?

Конечно. Зарплаты здесь от 100 тысяч, месторождений много — работа найдётся для всех. Если кого-то смущает отдалённость или не хочется работать вахтовым методом, то без проблем можно устроиться геодезистом. В проектных организациях большой спрос на выпускников горного дела.

Что нужно сделать, для того чтобы поднять престиж «Горного дела»?

Престиж поднимают конкурсы типа «Case-IN» и «WorldSkills»: они показывают, кем можно стать после обучения. Впереди большие возможности, главное — желание. Если ты отучился на горном деле, это не значит, что ты не найдёшь работу. Не у всех получается, но, если стараться и проявлять себя во время учёбы — проще устроится на хорошую высокооплачиваемую должность.

Расскажите подробнее про профессиональные конкурсы.

Самый запоминающийся из подобных конкурсов — «Case-in». Я начал участвовать в нём со второго курса. Тогда наша команда заняла четвертое место, совсем немного не хватило, чтобы войти в тройку. На третьем курсе заняли второе место, до первого не хватило одного балла. На четвертом и пятом курсах становились победителями. Как победители, мы ездили в Москву и там входили в топ-10 команд, в общем зачёте были четвертой из тридцати команд.

Вообще, идея этого проекта заключается в решении топливно-энергетических кейсов. Студентам даётся задача, и предлагается составить бизнес-план проекта либо с нуля, то есть как бы «разработать» месторождение, либо уже на базе действующего месторождения: уменьшение затрат, модернизация производства, покупка новой техники, повышение производительности. В итоге студенты выступают, защищая свои проекты перед профессорами, первыми лицами предприятий. В Москве это были представители компаний «СУЭК», «ПОЛЮС Золото» — очень полезный опыт для студентов.

Насколько то, чем вы сейчас занимаетесь, соответствует ожиданиям во время учёбы?

В принципе я этого и ожидал. Здесь, где я сейчас работаю, я проходил практику, поэтому уже понимал, чем буду заниматься. На самом деле, я сейчас делаю то же, что мы делали на «Case-IN» — такое же решение кейса. У нас месторождение мрамора, рядом порт — здесь и логистика, сбыт в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Всё предполагает рост предприятия. Мы добываем микрокальцит — это мелкомолотый мрамор. У него большая сфера применения: пищевая, металлургическая, химическая промышленность; я посчитал это месторождение очень перспективным и решил работать именно здесь.

Автор: Эльмира Багнюк
Редактор: Екатерина Аверьянова
Фото: Денис Федоренко


Читайте также:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: