На краю света - TheШаттл

На краю света


Спецпроект
На краю света

Съездить за границу сейчас – обычное дело. А многие ли могут похвастаться тем, что были в Арктике? Аспиранты ДВФУ могут. Что это за волшебство такое и кто выдает студентам путевки за полярный круг? С этим вопросом мы обратились к Александру Тевьевичу Беккеру, директору Инженерной школы.

На краю света

На краю света

The Шаттл / 5 декабря 2019 / Вероника притула

На краю света

/ The Шаттл
/ 5 декабря 2019
/ Вероника притула
спецпроект

«Когда приезжаешь домой, то кажется,
 что ты родился
на Севере и провел
там всю жизнь,
а Владивосток тебе просто приснился»

спецпроект

«Когда приезжаешь домой, то кажется,
что ты родился на Севере и провел там всю жизнь, а Владивосток тебе просто приснился»

Съездить за границу сейчас – обычное дело. А многие ли могут похвастаться тем, что были в Арктике? Аспиранты ДВФУ могут.

Что это за волшебство такое и кто выдает студентам путевки за полярный круг? С этим вопросом мы обратились к Александру Тевьевичу Беккеру, директору Инженерной школы.

«Мы организовываем эти экспедиции уже третий год по заказу корпорации “Роснефть”. В Арктику отправляются выпускники инженерных направлений. Там они работают до девяти месяцев: изучают лёд для дальнейшей установки нефтегазовых платформ».

Девять месяцев – это, пожалуй, сложновато, так что перед тем, как ехать, спросим бывалых арктических путешественников. Андрей Трапезников и Алексей Скляров, аспиранты кафедры гидротехники, теории зданий и сооружений, рассказали The Шаттл, какого это – жить на краю света.

Как вы узнали о такой возможности?

Алексей Скляров: На совещании у директора. Для выполнения контракта требовалась небольшая команда, и всем желающим предложили оставить резюме и рекомендации для конкурсного отбора. Предложение было неожиданным, но мне тут же захотелось принять участие.

Андрей Трапезников: Александр Тевьевич меня позвал в свой кабинет и спросил: «Хочешь поехать в Арктику?». Ну, я и согласился.

Почему решили поехать?

Алексей Скляров: Это отличная возможность для личностного роста, для дальнейшей научной деятельности и просто очень интересно. Конечно, путешествовать за границу здорово, но у скольких получится побывать за полярным кругом в изоляции на базе с населением в 6 человек? И даже если опустить все эти особенности, хотя о них я думал в первую очередь, заработок за такую работу гораздо больше средней зарплаты аспиранта.

Андрей Трапезников: Было интересно посмотреть на Север: такая возможность представляется не каждый день.

Как долго вы пробыли в Арктике и где именно?

Алексей Скляров: Наша команда ездила на базу Хастыр, севернее посёлка Хатанга в Хатангском заливе. Это берег моря Лаптевых. Изначально планировалась экспедиция на полгода, но из-за некоторых сложностей всего мы пробыли там более 7-ми месяцев.

Андрей Трапезников: В 2017 году состоялась моя первая экспедиция на море Лаптевых, длилась она два месяца. Там мы производили бурение льда на шельфе для определения свойств грунта. Брали пробы на месте, часть привозили во Владивосток.

Трудно ли было пройти медицинскую комиссию?

Алексей Скляров: Обследование я прошёл за два дня. Комиссия включает в себя стандартные процедуры. Не всем удалось пройти медкомиссию, но конкретно для меня ничего из этого сложностей не вызвало.

Андрей Трапезников: Медкомиссия довольно-таки строгая, так как организаторы пытаются исключить все возможные риски. Если ты здоров, то пройти ее несложно, но есть неприятные процедуры типа гастроскопии.

Чем вы там занимались?

Алексей Скляров: Исследовали и испытывали арктический лёд на различные характеристики: плотность, солёность, прочность на сжатие, текстуру, коэффициент трения и прочее. В свободное от работы время выполняли хозяйственные работы по базе, в том числе дежурство, заготавливали снег для питья и хозяйственных нужд. Когда и такой работы не оставалось, пытались развлечь себя чем угодно, кроме разглядывания белого горизонта.

Андрей Трапезников: Работали и отдыхали. Мы проверяли прочность, плотность, прозрачность льда, есть ли в его составе воздух или органические включения. Многим интересно, зачем вообще изучать лёд, это же просто вода замороженная. Но это необходимо для дальнейшей установки нефтедобывающих платформ: без этих исследований надёжность конструкций будет под большим вопросом.

Про отдых мы тоже не забывали: он полностью зависел от того, как ты сам себе его организуешь. Иногда после работы мы рыбачили. Однажды пошли с коллегой погулять, гуляли часа два, я отморозил себе щёку — больше мы не гуляли.

Что запомнилось больше всего?

Алексей Скляров: Полярные сияния. Действительно потрясающее и величественное зрелище. В такие моменты осознаешь громадность нашей планеты. Запомнилась постоянная ночь в зимние месяцы. Было непривычно в первое время жить по часам, не ориентируясь на положение солнца.

Андрей Трапезников: Как мы ехали до базы 4 дня на внедорожниках, спали на тухлом луке. Очень понравились ледовая рыбалка и, конечно же, северное сияние. Запомнились северные поселения: там были собаки с шерстью, покрытой льдом. Помню, как один раз к нам приехал какой-то полуразвалившийся снегоход с якутами, попросили нас помочь его починить.

Хотели бы поехать ещё?

Алексей Скляров: Думаю, да, хотел бы. Уже более подготовленный и знающий, чего ожидать от местных условий. Но не слишком скоро. Продолжительная изоляция в ледяной пустыне давит на психическое и эмоциональное состояние.

Андрей Трапезников: В этом году будет две экспедиции. Я бы поехал на Сахалин, но она будет длиться полгода, а это слишком длительный срок для меня. Поэтому, посмотрим — может быть, на три месяца.

После первой поездки не все хотят возвращаться еще раз, там достаточно тяжелые условия. Но когда приезжаешь домой, то кажется, что ты родился на Севере и провел там всю жизнь, а Владивосток тебе просто приснился.

Автор: Вероника Притула
Редактор: Екатерина Аверьянова
Обложка статьи: Ксения Гладкова

theshuttle.ru logo https://theshuttle.ru/na-krayu-sveta/ 2019-12-05

Читайте также:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: